Коррупция – опасный бизнес, или осторожно: ответственность увеличивается

Декларация о том, что Украина взяла решительный курс на борьбу с коррупцией, звучит не первый день. Эта “новость” не содержит в себе никакой новизны, поскольку борьба с коррупцией была лозунгом в нашей стране на протяжении всех лет независимости.

Если проанализировать, хотя бы поверхностно, экономическую ситуацию, то много факторов демонстрируют, что теперь, через год после “революции достоинства”, ситуация в стране не изменилась. Разве что Гондурас стал на ступеньку выше Украины по уровню ВВП на душу населения.

Коррупция остается самой болезненной проблемой общества и государства. Социальный пакт “чиновники не берут – граждане не дают”, по словам гаранта Конституции, нарушается обеими сторонами.

Однако, очевидно, что законодательные изменения заставят сам бизнес выделять немалые ресурсы на предотвращение коррупции. Новый закон “О предотвращении коррупции”, который введен в действие 26 апреля 2015 года, должна завершить цикл обновления антикоррупционного законодательства страны.

Изменения, которые были внесены в этот закон в начале текущего года, заставят значительное количество отечественных компаний уделить внимание установлению и контролю за антикоррупционными процедурами. Следовательно, на такую внутреннюю “борьбу с коррупцией” компаниям придется выделить отдельные (крупные) бюджеты.

Кто почувствует антикоррупционные требования

Надо сразу отметить, что закон “О предотвращении коррупции” предусматривает относительно ограниченные, по сравнению с лицами публичного права, но все же достаточно ощутимые антикоррупционные требования к юридическим лицам частного права.

Положения закона распространяются не только на государственных чиновников и лиц, которые предоставляют публичные услуги (нотариусы, аудиторы, оценщики и др), но и на лиц, чьи должности связаны с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных обязанностей в юридических лицах частного права (директоров, членов наблюдательных советов и ревизионных комиссий и тому подобное).

Среди важнейших нововведений, предусмотренных законом, следует отметить требования относительно осуществления всеми юридическими лицами ряда внутренних мероприятий (в основном, в сфере организации труда), которые будут касаться предотвращения коррупции. Так, руководители и учредители (участники) юридического лица обязаны обеспечивать регулярную оценку коррупционных рисков деятельности компании и проводить соответствующие антикоррупционные меры, выявлять и устранять коррупционные риски, в том числе, например, путем привлечения независимых экспертов и проведения аудита.

Заметьте: открытым остается вопрос, кто именно может проводить подобный аудит.

Также законом предусмотрено введение на предприятиях антикоррупционных программ – комплекса правил и процедур для выявления, противодействия и предотвращения коррупции. Такие антикоррупционные программы являются обязательными для отдельных категорий государственных и коммунальных предприятий (в которых доля государственной или коммунальной собственности превышает 50%), а также для компаний, которые являются участниками процедуры закупки в соответствии с законом “Об осуществлении государственных закупок”, если стоимость закупки товаров или услуг равна или превышает 1 млн грн, а работ – 5 млн грн.

Открытость не исключает ответственности

Антикоррупционная программа должна содержать нормы профессиональной этики для сотрудников компании, порядок проведения повышения квалификации сотрудников в области противодействия коррупции и применения дисциплинарных взысканий к сотрудникам, которые нарушили положения.

Стоит внимания, что текст антикоррупционной программы должен быть в открытом доступе для всех сотрудников компании. То есть, этот документ должен быть не просто очередным внутренним документом компании, а реальным действенным инструментом, который призван помогать сотрудникам компании разоблачать факты проявления коррупции.

И это должны быть не просто декларации: закон вводит понятие лица, которое оказывает помощь в предупреждении и противодействии коррупции (в документе – “Разоблачитель”) путем уведомления о нарушении требований антикоррупционного законодательства другим лицом.

Кроме обязательства сотрудников “разоблачать” коррупционные правонарушения законом также предусмотрен целый раздел с гарантиями защиты (!) для таких “обличителей”, включая даже государственную защиту таких лиц.

Еще одним нововведением закона стало обязательное установление в компаниях государственной/коммунальной собственности и в компаниях, участвующих в госзакупках, должности уполномоченного, ответственного за реализацию антикоррупционных программ. А в результате такое должностное лицо фактически отвечает за всю антикоррупционную деятельность в компании.

Конфликт интересов: реальный или потенциальный?

Следующий ключевой момент. Закон вводит понятие реального и потенциального конфликта интересов.

Реальный конфликт интересов – это противоречие между частным интересом лица и его служебными полномочиями, которое влияет на объективность и непредвзятость принятия такой личностью решений или совершение действий при исполнении своих полномочий.

Потенциальный конфликт интересов означает наличие частного интереса, который может повлиять на объективность принятия решений.

Вместе с тем, в новом законе предусмотрено, что в случае сомнения относительно наличия конфликта интересов должностное лицо должно обратиться за объяснениями к территориальному органу Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции.

При этом законодательно установлена презумпция наличия конфликта, пока Агентство не подтвердит его отсутствие.

Суровый закон: dura lex

За нарушение предусмотренных законом обязательств о борьбе с коррупцией, сотрудники компании могут быть привлечены к дисциплинарной и, в некоторых случаях, к уголовной ответственности (например, ст. 354 Уголовного кодекса предусматривает ответственность за подкуп сотрудников предприятия).

Должностные лица компании, помимо дисциплинарной и уголовной ответственности, также могут быть привлечены к административной ответственности (например, ст. 172-9 Кодекса об административных правонарушениях предусматривает ответственность за неосуществление мер по предупреждению коррупции) и отстранены от занимаемой должности.

Несмотря на то, что закон носит декларативный характер и отсутствуют механизмы реализации некоторых процедур, его принятие, несомненно, способствует гармонизации украинского законодательства по европейским стандартам. Это с одной стороны.

А с другой, в случае несоблюдения чиновниками требований законодательства, выборочным (можно даже сказать, с лицемерным двойным стандартом!) применением антикоррупционных механизмов и при условиях несоблюдения принципа неотвратимости наказания, борьба с коррупцией станет очередным неудачным экспериментом на фоне обнищавшей экономики Украины. Но тогда уже – за счет бизнеса!

Украинский синтаксис в сфере ответственности за преступную коррупцию уверенно может дать установку, подсказывая, где на самом деле должна стоять запятая: “Осторожно, ответственность увеличивается!”.

Главное, чтобы законодательная теория не расходилась с жизненной бизнес-практикой.

Михаил Гончарук партнер правовой группы “Доминион”, специально для РБК-Украина

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *