Они тут работают…

19/5/2015 16:31
Они тут работают…
Блоги
0

МИНИАТЮРА «СЛЕДСТВЕННЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ»

ПОТЕРПЕВШИЙ:

- А вот за этой дверью в кабинете меня допрашивали и избивали. Раскрывается дверь. В кабинете за столом сидит следователь.

ПОТЕРПЕВШИЙ:

- Вот он избивал (показывает на следователя)

СЛЕДОВАТЕЛЬ (встает из-за стола и… никуда не уходит, становится рядом с участниками следственного эксперимента):

- Ну а что, это же мой кабинет. Я на работе, я же не могу выйти из своего кабинета. Вдруг вы мне что-нибудь подбросите. Я же не подозреваемый.

АДВОКАТ: (обращаясь к следователю прокуратуры, который проводит следственный эксперимент):

- А мы можем провести следственный эксперимент без участия… гхм… человека, который избивал потерпевшего?

СЛЕДОВАТЕЛЬ ПРОКУРАТУРЫ (который проводит следственный эксперимент):

- А что я могу сделать, это же его кабинет. Он на работе…

ЗАНАВЕС.

«ОН НА РАБОТЕ». Это ключевые слова. Прошу их запомнить и осознать. «Да что он, ему действительно еще подозрение не предъявлено. Вон в соседних кабинетах работают те, кто уже давно под подозрением. Мы просили в качестве меры пресечения хотя бы отстранить их от работы, но суд отказал. Из МВД их никто не увольняет, суд их не отстраняет, вот они и работают» – скажут мне потом в прокуратуре.

Теперь немножко предыстории.

Следственный эксперимент проводится в уголовном производстве по факту зачистки беркутом акций протеста перед Черкасской ОДА 23- 27-го января 2014 года с беспорядочным избиением и незаконным задержанием участников акции, журналистов и случайных прохожих, незаконной доставкой их в Сосновское РУ, где избиение продолжилось уже сотрудниками этого РУ в частности следователями. «По нам стрибали ногами підлога була слизька від крові» – это оттуда. Большинство задержаных таким образом и избитых людей были взяты судом под стражу после того как им опять-таки незаконно было предъявлены подозрение в массовых беспорядках. В отличии от беркутовцев, которых необходимо устанавливать и лица которых мало кто увидел и запомнил, ФИО всех следователей (и прокуроров) известны из материалов дел против протестующих. Известны все, кто составлял протоколы о задежании на основании безликих и безфамильных рапортов, кто выносил подозрения, кто вносил ходатайства о содержании под стражей, кто его согласовывал. Те же, кто применял незаконные методы допроса, типа «бил кулаком под дых или дубинкой по пальцам» и не оставил следов в виде подписи в протоколе – тоже легко вычисляются – следователи ведь лиц не скрывали.

В данном случае потерпевший еще за год до следственного эксперимента при первом допросе сообщил прокуратуре – кто его бил в райотделе. За несколько дней до следственного эксперимента опознал его. Во время следственного эксперимента вынужденно опознал еще раз. После нескольких наших настойчивых требований все же удалось удалить «субъект, наносивший телесные повреждения потерпевшему» с места проведения следственного эксперимента, которое по совместительству является его рабочим местом. И следственный эксперимент мы закончили. Но вот честно, я не уверена, что много найдется потерпевших, готовых подавать заявление, давать показания и участвовать в следственных действиях в таких экстремальных условиях. Когда преступники, которые давно известны и которых ты обличаешь продолжают работать в милиции. Мало того – как мы видим, они фактически участвуют в следственных действиях (и это не единичный случай), знают всю информацию, которую сообщают потерпевшие еще ДО ТОГО КАК сами СТАНОВЯТСЯ фигурантами уголовных дел.

«Сегодня ты дал против него показания, а завтра тебе подбросят наркотики. Они носители власти и пока они работают в милиции, эффективного расследования не будет, никто со следствием не хочет работать, все боятся», – это даже в прокуратуре понимают.

Но это почему-то не понимают в МВД. Или наоборот – очень хорошо понимают. Иллюзия замкнутого круга – вы сначала докажите их вину, а потом мы их уволим. Презумпция невиновности ведь. Ага. Яркий пример сознательной логической ошибки. Доказательство вины в уголовном преступлении и наличие оснований для увольнения (вина в совершении дисциплинарного проступка или несоответствие заниманиемой должности) – совершенно не тождественные понятия. Второе устанавливается намного проще чем первое. По сути второе в большистве случаев установлено, но совершенно игнорируется руководством МВД.

Конкретно по данному эпизоду перечень таких работников Сосновского и прочих райотделов г. Черкасс были переданы г-ну Авакову 6-го мая 2015 года.

Ждем. А ОНИ ПРОДОЛЖАЮТ РАБОТАТЬ… Теперь мы уже знаем, кто такие они ОНИ – сотрудники милиции, которые как установлено уже больше года назад участвовали в незаконном задержании, избиении, вынесении подозрений заведомо невиновным людям, избрании им меры пресечения в виде содержания под стражей. И работают они на тех же должностях, в тех же кабинетах…

PS: Если кто-то думает, что эта «удачная тактика МВД» (и не только МВД) сработает – глубоко ошибается. Это будет дольше. Это будет сложнее. Больше людей придется уволить и привлечь к ответственности. Но ЭТО ВСЕ РАВНО БУДЕТ. Преступления будут раскрыты и расследованы. Все эпизоды, все схемы и связи. Все кукловоды, идейные вхохновители и координаторы. Преступники будут привлечены к ответственности. Покрывающие преступников будут установлены и привлечены к ответственности. Покрывающие покрывающих преступников будут привлечены к ответственности. Как бы кому не хотелось иного.

Автор: Евгения Закревская, адвокат для УП


Loading...
Loading...