Директор НАБУ Артем Сытник – фигура малопубличная

0

Директор НАБУ Артем Сытник – фигура малопубличная. Знает много, говорит мало. И поэтому сказанное им всегда представляет интерес для общества и, конечно, для фигурантов расследований НАБУ. Мы собрали главные тезисы, высказанные Сытником в интервью главе Общественного люстрационного комитета Саше Дрик.

Итак, сегодняшняя повестка НАБУ в изложении ее директора.

«Иностранные партнеры существенно нам помогают, но они не вмешиваются в операционную работу НАБУ. У них совсем другой подход.

Финансирование НАБУ – бюджет и средства международной технической помощи. Финансирование, якобы выделяемое ФБР – фейк.

Фейковые новости – оружие влиятельных подозреваемых против НАБУ. Мы делаем то, что никто никогда не делал до нас. И передаем эти дела в суд. Дальнейшее – не наши полномочия. Поэтому против нас массированная медийная атака. Частично это связано с делом по Демчине и делом переписки Онищенко, обнародованной Гнапом. В отличие от ГПУ, мы расследуем дела не против беглых, а против действующих, обладающих ресурсом чиновников.

Процент незарегистрированных заявлений – одинаковый у НАБУ, ГПУ и других структур.

Дело Авакова. Даже решением суда признано, что преступление было. Рюкзаки ненадлежащего качества, и единственный обвиняемый возместил бюджету ущерб.

Почему САП закрыло производство – ответ очевиден. Факт – штурм здания НАБУ, в котором принимали участие действующие сотрудники МВД. Наибольшая волна противостояния НАБУ – после этого дела. Мы неудобны тем, что с нами невозможно договориться. В отличие от САП.

По Омеляну. НАБУ выполняет работу НАЗК в части электронных деклараций. Закон един для всех. Никто не имеет права определять, против кого вести расследование, а против кого – нет. Детектив пришел к выводам, что доказательства нарушения закона были собраны, прокурор поддержал. Детектив не должен руководствоваться тем, будет ли резонанс или нет. Мы исходим не из политических соображений, а из соображений достаточности/недостаточности доказательств нарушения закона.

У руководства НАБУ нет процессуальных полномочий давать указания детективам. Добропорядочность детективов контролирует Управление внутреннего контроля НАБУ, которое проводит регулярные проверки сотрудников. В том числе, с помощью мониторинга жизни сотрудников.

Немного о результатах работы. После разорванных по нашей инициативе коррупционных соглашений в деле Онищенко – доход госпредприятия вырос в сотни раз. С 5 млн грн до 1,3 млрд грн. По Запорожьеоблэнерго – та же ситуация, миллиардные суммы. И это действия на этапе «до решения суда».

Нынешние суды не стали союзниками НАБУ. Вся надежда – на Антикоррупционный суд. Большая часть наших дел вообще не рассматриваются судами.

Такое противодействие потому что никто не ожидал от нас таких результатов. Никто не ожидал, что можно расследовать правонарушения действующих высокопоставленных чиновников.

Элита пытается нас остановить, потому что она не готова жить по закону. Она не готова жить по правилам, которые возникнут после наших расследований и решений судов. После прецедентов, которые покажут, что кто угодно может быть привлечен к ответственности независимо от должности или политической принадлежности».

Автор: Алексей Толстой,  специально для prukraine.com