Клондайк в Полесье: Как в Украине орудует «янтарная мафия»

16/8/2015 16:47
Клондайк в Полесье: Как в Украине орудует «янтарная мафия»
Произвол и рейдерство
0

Президент с непроницаемым выражением лица взрезал пластиковый пакет. Обязательные на всех подобных мероприятиях камеры синхронно сделали шаг вперед. Из пакета, глухо шурша, посыпались тусклые коричнево-жёлтые камни. Янтарь, мафия.
Сидящие вдоль стен закарпатские силовики, кажется, синхронно испустили вздох облегчения.

Сегодня порки не будет. Президент доволен. Янтарная мафия, войну которой он объявил две недели тому назад, несет тяжелые потери. Сегодня это 85 кило. Завтра — еще. А послезавтра подсуетится спецгруппа МВД, и премьер-министр на фоне грузовика, забитого мешками с янтарем под завязку, отрапортует о рекордной партии конфиската. Более двух с половиной тонн.

Рейды против янтарной мафии — совместные: фискалы объединяются с прокуратурой, прокуратура — с СБУ, СБУ — с милицией. Демонстрация бурной деятельности нередко приводит к результатам. Тем не менее за месяц процесс обезглавливания янтарной мафии ожидаемо уткнулся в логический тупик. На всех уровнях.

Уровень 1. «Копатели»

«Черный» копатель из с. Лопатичи (Житомирская область) нехотя отрывается от лопаты. Он и журналист «Народной прокуратуры» стоят у края огромной ямы — карьера, где местные уже который год нелегально добывают янтарь. Копатель показывает сегодняшний улов. За полдня работы — обломок тусклого камня. 250 грн на шестерых.

Журналист спрашивает: «Скажите, ваша деятельность законна?».

Копатель отвечает: «Нет такого закона, который запрещал бы копать. Так что легально копаем. Зарабатываем деньги, так как больше нам негде зарабатывать».

Позже депутат Борислав Розенблат от «Блока Петра Порошенко» в эфире телеканала «112 Украина» к удивлению многих подтвердит: «черный» копатель прав. Копать никто не запрещает. Закона нет. А вот продавать выкопанное нельзя. Еще нельзя мыть янтарь мотопомпами. За день одна помпа может принести ее счастливому обладателю до двухсот тысяч долларов. И нанести непоправимый вред местной экологии. Чего больше в последнем запрете — желания уберечь Полесье от «ям, несовместимых с жизнью», или нежелания, чтобы не пойми кто становился миллионером за государственный счет, — закон умалчивает.

Но бог с ними, с помпами. Вернемся к «человеку с лопатой», который убежден, что копает он легально. Он искренне недоумевает, почему обвешивать жену янтарными бусами и играть с соседом в самодельные янтарные шахматы — окей. А вот отдать янтарь скупщику в обмен на прожиточный минимум для тебя и твоей семьи — казнить, нельзя помиловать.

Справедливости ради, ловить копателей на продаже добытого янтаря скупщику для нашей милиции не комильфо. Во-первых, она все предыдущие двадцать лет легко «входила в положение» нищих земляков-копателей, «зарабатывая» на «крышевании» мотопомп (а как же, 250 тысяч в день!). Во-вторых, нет смысла «рубить» схему, если от скупщика с его десятью килограммами она может вывести на условного «смотрящего» по району, а через «смотрящего» и на «пахана по области», где нелегальный оборот янтаря уже измеряется тоннами. Лучше уж «рубить» схему там, наверху. Чем и пытаются заниматься уже месяц силовики с подачи президента Порошенко.

177035

 

Что имеем в итоге? На самом первом уровне, в основании «янтарной пирамиды» (или «криминального айсберга», как выразился премьер Яценюк), находятся тысячи копателей, свято верящих в то, что их маленький, часто семейный бизнес, легален. Разрушение пирамиды воспринимается копателем как покушение государства на его единственную статью дохода. «Государство собирается отнять у нас последние деньги, — так трактует события «янтарных войн» наш копатель из с. Лопатичи. — Государство арестует скупщиков. Государство обяжет продавать добытое на биржах и за бесценок. Нас обрекут на умирание».

Активист из Клесова (Ровенская область) Александр Васильев, оценивая настроения местных копателей, излучает сдержанный оптимизм: «Если объединить местных в старательские артели, то это и рабочие места дополнительные, и в бюджет деньги потекут. Я бы сказал, наверное, 50 процентов наших людей хотят работать легально».

Остальные 50 процентов преимуществ легальной добычи не поймут никогда. Потому что в их понимании они всегда делали это легально.

Первый логический тупик битвы за янтарь — тупик непонимания.

Уровень 2. «Скупщики»

85 кг в Закарпатье, две с половиной тонны на Ровенщине. Это «высшая янтарная лига». С обязательным упоминанием на всех главных отечественных каналах.

Но куда показательнее «янтарные войны» на уровне скупщик — смотрящий. В тех же Лопатичах две недели тому назад взяли депутата Олевского райсовета Андрея Харченко. Взяли, как утверждают следователи, с поличным: в деревянном домике на приемке товара у скупщиков.

Первым информацию о поимке Харченко обнародовал местный активист Александр Николайчук. Он же повел ниточку дальше — к его отцу, Николаю Харченко, главе того же Олевского райсовета. По словам Николайчука, «именно Николай Харченко причастен к разворовыванию бюджета, незаконной вырубке леса и незаконной добыче янтаря. В то же самое время сын при содействии отца занимается той же незаконной деятельностью».

В прессе арест чиновника большого резонанса не вызвал. С грузовиком, полным конфиската, так и вовсе никакого сравнения. Хотя, казалось бы, вот вам наглядная иллюстрация гневного монолога президента о «крыше на уровне администраций». Свидетельств активиста Николайчука тоже никто проверять не стал. Журналисты «Народной прокуратуры» чуть ли не единственные, кто побеспокоил Николая Харченко. Тот предстал как активный борец с янтарной мафией: мол, даже письмо министру Авакову писал, чтоб тот разобрался с «милицейской крышей». Когда же главу спросили о сыне и о возможной причастности к янтарному промыслу, тот поспешил откреститься — и от промысла, и от сына: «Ему уже 35 лет, он будет отвечать за то, что натворил. Он сам занимается какой-то предпринимательской деятельностью. Он будет отвечать».  

Станет ли арест Харченко-сына лишь эпизодом, вырванным из контекста «аккуратного отношения» к местному чиновнику?

Желания дергать за ниточки у житомирских силовиков пока не видно.

Второй логический тупик битвы за янтарь — тупик нежелания.

Уровень 3. «Смотрящие»

В с. Дубовка, что в семи километрах от Володимерца (Ровенская область), «Народная прокуратура» разыскала местного бизнесмена Виктора Ямпольского. Поговаривали, что именно он имеет влияние на местных нелегалов, добывающих янтарь.

Встреча с ним больше напоминает «стрелку» середины 90-х. Не хватает только братков с автоматами. А так все составляющие в сборе: слева — лес, справа — кладбище, по центру возле машины с закрытыми номерами — огромный мужчина в спортивной кофте.

Ямпольский сообщает: он возит товары из Китая. На то и живет. Шикарный дом в селе принадлежит родителям. А у него, помимо рабочих контактов с Поднебесной, только общественная организация. В организации состоит сто человек. Дело, напоминаю, происходит в с. Дубовка с населением в 800 душ. Организация, по словам Ямпольского, занимается «сотрудничеством с правоохранительными органами».

Наш инсайдер утверждает: у Ямпольского в районе все схвачено. Контакты — на уровне высших милицейских чинов. В Канонычах (это окрестности Володимерца) несколько сотен местных мужиков в течение трех лет «разрабатывали» янтароносное месторождение. О том, что тут есть янтарь, узнали еще в 2007-м. На территорию зашла государственная компания «Пивничгеология», но денег не хватило даже на полноценную геологическую разведку. Пока Канонычи простаивали, местные построили тут «янтарную пирамиду» третьего уровня.

И вот — неожиданность. Оказывается, документы на Канонычи переоформлены на ровенского бизнесмена Валерия Короткова. И что самое неожиданное — документы эти в порядке.

Но заехать на участок законным владельцам оказывается непосильной задачей. В мае им сжигают машину и переворачивают жилые вагончики. В июне собственник нанимает охрану из числа бывших афганцев и ветеранов АТО. Но и те, безоружные, ничего не могут сделать перед толпой из двухсот человек.

Параллельно развивается история майора милиции Юрия Матузко. Когда местные в мае громили вагончики, он должен был быть на участке. Тогда Матузко еще был участковым Володимирецкого РОВД. Сам он вряд ли что смог бы противопоставить агрессивной толпе, но наверху решили перестраховаться.

Вот что пишет сам Матузко в письме на имя генпрокурора Шокина: «На мой мобильный стали приходить звонки. Сначала позвонил заместитель начальника Володимирецкого отделения милиции Степанюк Виктор Николаевич. Спросил, где я нахожусь и что я делаю в том месте. Через несколько минут позвонил начальник Володимирецкого отделения милиции Ващук Валентин Валерьевич. Задал те же вопросы и приказал срочно оттуда уехать и по приезде написать рапорт. Еще через несколько минут мне позвонил исполняющий обязанности начальника Кузнецовского отделения милиции Шкодич Павел Александрович. Сазал то же, что и предыдущие, и добавил, что мне п…да, меня завтра уволят и «я не понимаю, против кого пошёл». Я поехал в отделение, а через 15-20 минут мне позвонил Коротков и сообщил, что на них напали…».

Слово майора Матузко отличается от слова активиста Николайчука. Майор Матузко — часть системы, он внутри нее, он знаком с ее работой не понаслышке. Он готов свидетельствовать в установленном законом порядке. Называть фамилии «смотрящих». В конце концов, майор Матузко — идеальный заряд для того, чтобы взорвать коррупционную пирамиду изнутри, в соответствии с тем же гневным монологом президента о «милицейской и прокурорской крыше» незаконной добычи янтаря.

Прокуратура на заявление Юрия Матузко, отправленное еще в июне, не ответила ничего. За это время его перевели на другой участок, неоднократно угрожали, собирались уволить. На прошлой неделе неизвестные сожгли его машину.

Третий логический тупик битвы за янтарь — тупик неучастия.

Автор: Николай Терелев, шеф-редактор проекта “Народная прокуратура”, канал «112«.


Loading...
Loading...