Особенности коррупции в Ровенском государственном гуманитарном университете

23/3/2015 10:03
Особенности коррупции в Ровенском государственном гуманитарном университете
Новости
0


Кто, как, сколько и за что именно берет в крупнейшем одесском госуниверситете изучало Ровенское агентство журналистских расследований специально для «CorruptUA.org».
Взявшись изучать коррупцию в госуниверситетах Ровно, мы пообщались с более 40 источниками информации: 30-ю студентами, которые учатся, или учились в РГГУ — по принципу — с каждого из 11 факультетов минимум по двое и с разных академических групп. С шестью преподавателями РГГУ и двумя экспертами и студенткой из другого университета. Также услышали позицию ректората и получили информацию из милиции и прокуратуры.
Именно на опросе студентов и выпускников 2013-2014 годов выводим проценты, о которых далее пойдет речь.
- Это было для меня «шоково», и вообще, я впервые в жизни с таким столкнулась, поэтому все узнавала в процессе, — рассказывает о своем знакомстве с взяточничеством пятикурсница художественно-педагогического факультета РГГУ Маричка Сидорук. — На первом курсе, все стояли в большой очереди — разные курсы. Преподаватель сидит в спортзале — в конце. Доходит до тебя очередь, подходишь к преподавателю, он смотрит по своему журналу, что ты пропускала, сколько занятий, и говорит что-то вроде «хх» баллов». Ты понимаешь, что этого для зачета мало. Спрашиваешь что-то вроде: «как это можно исправить или отработать?». Ну и тебе отвечают — 5 «енок» — 50 грн. Даешь деньги в руку ему. Все.

Несмотря на падение в рейтинге на сотню позиций, Ровенский государственный гуманитарный университет остается крупнейшим в области по количеству студентов, которых обучает. Сейчас только на дневной форме там готовят 5 618 специалистов.
Три из четырех учителей в школах Равного имеют за плечами опыт обучения в РГГУ или его предшественнику РДПІ. Не ясно только какой это опыт: купюр в зачетке или бессонных ночей перед сессией. Ведь в обоих случаях качество пластика или бумаги, из которого изготавливают диплом, не отличается.

КОМУ И СКОЛЬКО ПЛАТИТ, МОЖНО УЗНАТЬ У СТАРШЕКУРСНИКОВ
Когда абитуриент подает документы, в приемной комиссии точно не говорят: «Ну… знаете… у нас тут взяточничество. Но не все берут!». Об этом не пишут на сайте учебного заведения. Однако уже после первой сессии студенты узнают, что и как происходит.
- Преподаватель называет определенную сумму, которую считает нужным. Но даже если, например, заплатить, то нет 100% гарантии, что поставит именно ту оценку, о которой договаривались, — говорит первокурсница Мария. Она только сдала первую сессию, однако уже знает, как происходит передача взятки. — Насколько знаю, лично преподавателю студент не дает деньги — дает через знакомых, которые работают в университете.
- В студенческом круговороте событий всегда на слуху были такие темы: «преподаватель берет взятки? Сколько? Через кого?», — рассказывает бывшая староста, выпускница РГГУ 2014 года. Особенно актуальными они становились с приближением экзаменационного периода. Информация о преподавательские «аппетиты» «ходит» стенами вуза как вполне легитимная и естественная вещь. Порой очень весело было все это слушать, иногда приходилось передавать услышанное.
О том, как легче сдать экзамен или зачет у того или иного преподавателя, всегда можно узнать у старшекурсников. В то же время эта информация редко выходит за пределы университета и не приобретает публичности.
Причина в том, что студентам, которые дают взятки, это в основном выгодно, соответственно, и жаловаться на это они не будут. Когда же взятки требуют (бывает и такое), часто студенты не находят сил отстаивать свои права. Возможно, боятся негативных последствий. После окончания вуза тоже мало кто хочет говорить, каким образом он получил диплом, ведь «не хотят проблем», «нет доказательств» и просто «не хотят». Однако не отрицают, что коррупция процветает.
- Обычно деньги отдаются из рук в руки, но это зависит от преподавателей, — говорит студентка пятого курса иностранной филологии. — Есть преподаватели, которые только через посредников берут деньги. Я лично с таким не сталкивалась, но знаю от одногруппников. Посреднику обычно платят 300-400 грн. Если договариваешься непосредственно с преподавателем, то начинается с того, что «тема работы достаточно тяжелая, материала мало, написать не могу бла-бла-бла» и тут преподаватель сам предлагает сделать работу за определенную сумму. Спрашивает, какую оценку хочешь и называет сумму. Лично я отдавала деньги перед защитой работы, положив в «зачетку».

ВЗЯТКИ НЕ ТОЛЬКО ДЕНЬГАМИ
Кроме денег преподаватели получают и другие «подарки». Неизвестно, как насчет изложения учебного материала, но в своих прихотях преподаватели бывают очень причудливыми. По рассказам студентов РГГУ, часто за взятку проходит: покупка книг и косметики в тех преподавателей, которые занимаются их распространением, в подарок они принимают коньяк, кофе, конфеты, цветы, фрукты, красную икру.
- Вообще я с Волыни. Преподавательница хотела волынские грибы, потому что они «не Чернобыльские», хотя я живу в III зоне Чернобыля. На паре просила у нас кто с Волыни, чтобы мы привезли ей грибы, и сказала, что поставит зачет, — рассказывает первокурсница.
- Знаю преподавательницу, которая просила подгруппу с иностранного языка купить ее дочери золотое колечко, -выпускница 2013 года факультета иностранной филологии.
- Есть преподавательница, которая просто просила убрать у нее на даче, — третьекурсница факультета Документальных коммуникаций и менеджмента (ДКМ).

Со слов источников следует, что наиболее распространенными размерами денежных вознаграждений являются суммы в 300, 400, 500 гривен. В целом диапазон достаточно широкий: от 10 гривен (когда группа смахивает на цветы или еще что) до 800 (экзамены в «дорогих» преподавателей).
КУПЛЮ СТИПЕНДИЮ ЗА ВЗЯТКУ
Не подумайте, что кому-то просто нравится давать взятки. Есть четкая цель — стипендия. При ее месячном размере в 724 гривны в течение семестра студент получает около 4 350 гривен. В таком случае в глазах студентов цена оценки выглядит скорее выгодной инвестицией, чем нарушением прав или закона. Хорошие оценки — есть стипендия, плохие — нет.

От общения со студентами складывается впечатление, что взяточничество в РГГУ далеко не исключение из правил, а скорее традиция, добытая опытом. 55% опрошенных сообщили, что давали взятки по крайней мере один раз, и лишь 45% никогда не делали этого в стенах вуза.

КТО ИНИЦИАТОР ВЗЯТКИ
В вопросе, относительно того, кто же все таки является инициатором заключения коррупционной сделки, показания опрошенных студентов различаются. Кто-то говорит: сами во всем виноваты, кто же обвиняет преподавателей. Лишь один из опрошенных считает виновной «систему, которая диктует условия».
- Была ситуация с одной дисциплины, я посещала все лекции и практические, на каждой получала оценки. До экзамена нам баллов не ставили — он все решал. А когда пришел экзамен — писали тесты. Я получила 14 (максимум 20) баллов за ответ. И преподавательница мне поставила тройку. Другим потом просто тройку поставила, а «некоторым» по 5, хотя успеваемость такая же, как у меня. Слез было много. Тогда зачем было ходить на пары??? — рассказывает о своем опыте студентка-третьекурсница.
Другая девушка в этом году заканчивает факультет иностранной филологии, свою историю она называет «самым несправедливым испытанием за всю историю обучения в РГГУ»:
- Экзамен легкий был. Очень. Но она «берет», и поэтому все, кто мог, заплатили. А остальные — тройки. Даже если все знаешь идеально. Лично меня эта карга опрашивала полтора часа. Я ответила на все вопросы, на все дополнительные вопросы и даже на те, которые она уже выискивала в учебнике. Сказала, что я знаю на 4, но она мне не может поставить такую оценку и ставит 3… а у нее под «зачетками» лежал список тех, кто заплатил… и все остальные автоматически пролетали.
Такими случаями система образования часто «ломает студентов», и те, что раньше не платили, или протестуют против действий преподавателя, или же начинают «плыть по течению». Как правило, второй вариант более популярен.
- Первые годы учебы в определенной степени, студент понимает, что между «рефератом, который ты пишешь сам, пользуясь источниками», и «рефератом, скачанным из сети, даже предварительно не прочитанным», большинство преподавателей разницы не ищет — и в оценке разницы может не быть. Соответственно, студенты привыкают быть лінивішими. Некоторым проще заплатить, чтобы не напрягаться лишний раз, — говорит Маричка Сидорук.
Как следует со слов студентов, видное место в «традициях украинского образования» занимает посредничество. Чтобы обезопасить себя, некоторые преподаватели не берут прямо у студента. Важно знать подход, то есть, того, кто может помочь договориться с преподавателем. Таким помощником называют преподавателя кафедры физического воспитания, которого студенты зовут «ВВ».

Бывает, что участие во взяточничестве непосредственно принимают родители:
- Через кого, не знаю, — мама там «рішала». А когда спрашивала, сказала, что «оно мне не надо», — рассказывает третьекурсница, уточняет и передает со слов своей мамы: «В Ровно есть тетя, у которой знакомая работает в РГГУ. Говорю, какой экзамен надо сдать. Соответственно, после того, как сдам, мне говорят сумму, которую я виновата обоим. И все. При вопросе, за кого решает, ответ один и тот же: «главное, что стоит оценка».
КОЛЛЕКТИВНАЯ КОРРУПЦИОННАЯ ПОРУКА
Часто посредником становится староста, особенно в тех случаях, когда коррупционная сделка коллективная. В этой ситуации студенты «сбрасываются» на «подарок кафедре», «пакет», чтобы получить лояльность преподавателя и даже на проживание и питание иногородних преподавателей, которые принимают госэкзамены.
Яркий пример вымогательства — краткая история выпускницы 2013 года факультета иностранной филологии:
- Это было на 4 курсе бакалавриата. Тогда вся группа (все 5 групп потока) походила по 50 гривен на зачет. Это было условие преподавательницы (которая, к тому же, не провела у нас ни одной пары).
При условии, что одна группа состоит из 20 человек и все студенты потока заплатили, преподавательница заработала 5 тысяч гривен «одним махом».
История студента пятого курса факультета Документальных коммуникаций и менеджмента Сергея Сабо говорит о том, что может быть иначе. Произошло все в конце прошлого учебного года:
- Приходит как-то староста к нам в группу и говорит, на факультете менеджмента сказали, что мы должны отблагодарить нашей кафедре за то, что учили нас 4 года. И нужно «накрыть» им стол и купить проектор. Чтобы после нашей группы что-то осталось им на память.
Сергей возмутился такому положению вещей, на что староста ответила, чтобы он не сдавал деньги. Говорит, думал, что студенты его поддержат, а после двух дней узнал, что пол группы уже сдали.
- Никто даже не высказал свое мнение, что это неправильно, хотя большинство постоянно критикует власть и преподавателей, что они берут взятки. Но оказывается что студенты привыкли критиковать только за спинами, а реальных действий никто делать не хочет.
После этого я обратился к деканки: «что это за маразм накрывать «поляну» преподавателям (некоторых мы даже в глаза не видели) и покупать проектор, который стоит дорого?». А в нашей группе есть несколько человек которым трудно выбросить 100 гривен на ветер.
После разговора с деканкою я понял, что она была не в курсе этой ситуации и сказала, что прекратит это вымогательство со студентов. В тот же день, как оказалось впоследствии, декан сообщила преподавателей, чтобы не занимались ерундой и запретила собирать деньги со студентов.
- Я сообщил студентов своей группы в закрытой группе в сети Вконтакте, что ситуация разрешилась и не нужно сдавать денежные средства, после чего несколько студентов обиделись на меня и сказали — кто я такой, чтобы решать их судьбу в институте? — ведь хотели накрыть на стол и сдать экзамены без напрягов (сейчас таких людей называют ватніками). Однако наша староста взяла мой текст из закрытой группы, где я сообщал, что ситуация разрешилась и не нужно кормить преподавателей, покупать им что-то, что не нужно бояться преподавателей, что студенты главные в университете и не нужно плясати под их дудочку — распечатала и отнесла на кафедру показать преподавателям , что я единственный кто не хочет сдавать деньги преподавателям.

- Конечно, преподаватели немножко разозлились на меня, ведь они год обошлись без пьянки за счет бакалавров, — продолжает Сергей. — В конце концов деньги всем отдали. Преподавателям «сделали втык» и предостережение на будущее. Надеюсь, что преподаватели наконец поймут, что можно обойтись и без накрытого стола. Особенно жалею, что тогда не написал заявление в милицию и прокуратуру.
Еще одну историю о коллективной коррупцию рассказывает выпускница 2014 года, которая не хочет раскрывать свое имя. Девушка говорит, что в конце четвертого и пятого курсов они с одногруппниками оплачивали питание и проживание профессора, который приехал принимать у них государственный экзамен:
- Мы все тогда собрались по сто гривен, потом они нам эти средства возвращали, чтобы мы заказывали кафе, — рассказывает выпускница. — Мы заказывали «Лион», «Париж», то есть, ужин им организовывали. Кроме того, средств уже тогда не хватало, так это сам руководитель кафедры с этим профессором ходил, развлекался вместе с ним и еще некоторые преподаватели с нашей кафедры.
Потом мы еще накрывали стол в день экзаменов. Также собирались, и нам на кафедре дали списочек примерно, что там надо чтобы было.
- Мы и на пятом курсе делали то же самое, — продолжает девушка, — только мы уже были в курсе, как оно происходит, и сумму увеличили. Они так же про подарок на кафедру нам намекнули. Сказали, что нам нужно подарить ноутбук. Мы должны были сдаваться, ну вы понимаете, сколько ноутбук стоит.
Таким образом, благодаря «удачному менеджменту», руководству удается обеспечивать свои кафедры ноутбуками и другой техникой, а товарищей, которые приезжают принимать госэкзамены, жильем и питанием.
Преподаватель кафедры политических наук, о которой идет речь, Петр Долганов категорически отказался говорить о сборах средств:
- Я не имею конкретных доказательств, поэтому свидетельствовать не готов и мои слова могут быть интерпретированы
неправильно.
Однако в разговоре преподаватель вскользь признал, что во время государственного экзамена на кафедре действительно «накрывают поляну», как говорят студенты:
- Ну это везде, кажется, делается, — говорит господин Долганов.
Общаясь с заведующим кафедрой политических наук Максимом Гоном, выяснить, почему так происходит, не удалось:
- Расскажите, почему так происходит, почему собираются деньги?, — журналист.
- Деньги не собираются. Для того, чтобы собирать деньги, нужно дать команду, — Максим Гон.
- Тогда для чего Вы «толкаете» студентов скидываться деньгами?
- Я слушаю Вас и я понимаю, какую информацию Вы хотите от меня услышать. Давайте представим, что я повел Монолатія (профессор Иван Монолатий, который приезжал работать председателем Государственной экзаменационной комиссии — ред.) не в «Париж», хотя я не считаю, что это такой ресторан… Если бы ну так по конструкции думать, и водил в «Париж» или «Марлен». Да, «Марлен» — там цены кусачие. А если бы я повел в «Шкварочку»? Здесь не принципиально, куда ведешь.
- Учитывая, что вы сами ведете, тогда нет вопросов, но если же за это платят все-таки студенты, то тогда есть разница между обычным питанием.
- Бесспорно. Во-первых, Иван Сергеевич (Монолатий — ред.) — мой докторант и у нас давние дружеские отношения. Во-вторых, если детишки и делала какой-то сбор, то это было не по инициативе кафедры и подарки факультета, которые были, это было, если дети приходили и говорили «мы хотим что-то подарить», то скажем ясно, что нам не нужно зеркало, если их на кафедре два.
- Каждого года делаются подарки?
- Не каждого. Где-то недавно был выпуск, который решил, что не надо этого делать. Никто не давил, ничего.
- Пусть так. Представим, что студенты обманывают, тогда как вы можете объяснить то, что студенты разных лет утверждают, что скидывались деньгами на питание председателя ГЭК?
- Надо спрашивать у детей.
- Возможно у вас есть какие-то гипотезы?
- Не знаю. Возможно, публичность.
- То есть, публичность?
- Ну так, чтобы детвора знала, в каком ресторане. Так мы были и в «Париже» и в «Марлені», здесь не так много ресторанов, куда можно пойти. Поэтому… я не знаю, чтобы кто-то хотел отомстить мне лично — я мало верю в это. Может, кто-то и хочет.

Подытоживая разговор, господин Гон говорит о ноутбук:
- Это не подарок в карман заведующему кафедрой и не подарок персонально преподавателю, я думаю, что я знаю про свою кафедру все и я думаю, что амплуа кафедры, которая не нарушает этих правил, — оно есть.
- Это инсинуации, построенные на мнении «мы собирали, мы сдавали», — говорит Максим Гон про сбор средств студентами для организации комфортного пребывания в городе иногороднего председателя государственной экзаменационной комиссии.
САМЫЕ КОРРУМПИРОВАННЫЕ КАФЕДРЫ РГГУ

Среди опрошенных студентов 65% процентов чувствовали несправедливость по отношению к себе, или других за то, что кто-то получал незаслуженную оценку за помощью взятки.
По итогам опроса удалось выяснить 40 фамилий преподавателей РГГУ, по информации студентов, берут взятки. Из них десять преподавателей упоминавшиеся более чем одним свидетелем. Фамилии трех преподавателей упоминавшиеся сразу тремя источниками (фамилии этих преподавателей Ровенское агентство журналистских расследований передаст вместе с заявлением в правоохранительные органы — ред.).

Самыми коррумпированными источники называют кафедры иностранного языка и физического воспитания.
Преподаватель кафедры физического воспитания Евгений Франков в разговоре с журналистом такую версию студентов НЕ опровергает:
- В первую очередь, почему такая ситуация может быть. Все остальные кафедры относятся к факультетам, а эти две общеуниверситетские кафедры. Соответственно, через эти две кафедры проходит наибольшее количество студентов. Хочешь ты или не хочешь, но там большая нагрузка, преподавателей много.
Некоторые преподаватели обычно ищут какую-то такую возможность получить дополнительный источник прибыли, но это подчеркивается неоднократно (руководством кафедры — авт.) о том, чтобы таких вариантов не было, — говорит господин Франков.

Преподаватель откровенно отвечает на вопросы о собственном опыте, говорит, взяток не берет:
- Предлагали один раз. Для меня это ясно, что стало шоком. Это зависит от преподавателя, как он себя зарекомендует, как он себя покажет, так оно и есть.
- Независимо от зарплаты, — продолжает господин Франков, — человек сам решает, ей брать взятку или не брать взятку. Если ее зарплата устраивает, то соответственно для чего это делать. Если ее не устраивает, то соответственно повышай квалификацию и ищи себе другую работу, вот и все, это очень просто.
Таким образом Евгений Франков подтверждает то, что правила игры диктует преподаватель. Ведь о тех, кто не берет взятки студенты знают иногда даже лучше чем про преподавателей-взяточников.
- Ну один, два раза могут предложить, если так зарекомендовала себя человек, то тогда понятно, что никто не будет уже дальше предлагать, разве что случайно как-то, — добавляет господин Франков.
Заведующая кафедрой иностранных языков Людмила Мороз согласилась пообщаться о коррупции, хоть и допытывалась, почему же именно к ней пришел журналист. Однако в условленное время (через час) — двери кафедры оказались закрытыми.

Телефону госпожа Мороз рассказала, что едет с мужем в больницу. Услышав, что звонит журналист мужчина сразу взял трубку. В течение восьми минут разговора Михаил Морозрозповідав, кто он, с кем сотрудничает, и что знает:
- Сам полковник милиции, но сейчас уже на пенсии и руковожу Международной полицейской ассоциацией в Ровенской области. [...] Я был, работал в Интерполе, 16 лет проработал в Интерполе. [...] Так что я полковник милиции, очень приятно с Вами познакомиться. [...] Интерпол, Вы же знаете, что такое Интерпол, международная уголовная полиция. [...] Дмитрий, очень приятно, так что будем общаться, разговаривать. Прекрасные у меня друзья и со всеми. Это и все правоохранительные структуры. У нас, Вы знаете, что Интерпол у нас с координацией связей СБУ, прокуратура, таможня, суд, вооруженные силы, МЧС, налоговая, фискальная. Всю-всю Интерпол коордінірує работу деятельности на международном уровне. Так что любую информацию, которую хотят получить правоохранительные структуры Ровенской области, которые я Вам назвал, они напрямую не имеют права обратиться к правоохранительным органам других государств — только через Интерпол, через нас.
Впоследствии Людмила Мороз трубку уже не поднимала.
Кафедра теории и практики английского языка и прикладной лингвистики работает под руководством Натальи Михальчук. Отвечая на вопрос журналиста, относительно историй, описанных студентами заведующая говорит:
- О курсовую работу — такого не может быть, потому что если я и пишу какие-то курсовые работы, то это только в другие вузы Украины. То есть своим студентам, в которых я лично выкладываю, то есть лично руковожу ими никогда в жизни не делаю никакие не курсовые работы ничего абсолютно, то есть они пишут самостоятельно эти вещи. О литературе, такое может быть, потому что вся литература, учебники с грифом Министерства, которые мы печатаем — мы печатаем за свои деньги и так делаю не только я, это делает вообще весь университет (продает собственные книги студентам — авт.).

Госпожа Михальчук исключает возможность проявлений лояльности к студентам, которые купили книги, или же проявлений предвзятости в отношении тех, кто этого не сделал:
- Нет, такого нет никогда в жизни. Я вообще очень демократичный человек. Если, например, у меня студент учится и он может делать ксерокс [...] Я студентам сбрасываю, даже свои электронные варианты этого учебника.[...]Если студент мне говорит «я не могу купить учебник» — я даю ему электронную версию, абсолютно бесплатно сбрасываю на его е-мейл. [...]Мне все равно, будут ли они покупать не будут.
Кроме этого госпожа Михальчук отмечает, что ее учебники на порядок дешевле чем аналоги, а уровень их значительно выше, чем в других. Историю студентки, когда поток сдавал по 50 гривен находит следующее объяснение со слов госпожи Натальи:
- [...]Если говорить о четвертый курс «иностранная филология» и говорить о пособиях, то у меня есть учебник, который так и называется «Лексико-стилистический анализ текста. Теория и практика», я действительно его продавала два года назад за 50 гривен. Он имеет гриф министерства и лексико-стилистический анализ выносится на государственный экзамен и на четвертом курсе и на пятом. Без моего учебника они лексико-стилистический анализ просто не сделают.
- То есть истории, которые рассказывают студенты судя из ваших слов — ложь?
- Ну, я 50 гривен со студентов не брала. Это однозначно — это ложь. Да, это ложь, я продала за 50 гривен учебник — да, такое было. Но чтобы я просто взяла 50 гривен…
Относительно вышеописанной истории, где студентка клала 500 гривен в зачетную книжку перед защитой курсовой:
- Такого не может быть, я такого никогда в жизни не делаю. Ето ісключєно, никакой зачетные, никаких денег в зачетных, такого просто не может быть — никогда в жизни деньги в зачетных. Я никогда в жизни этого не делаю. Ну честное слово, я могу вам «поклястса чем угодно, своей жизнью даже, я таково не дєлаю никада», — говорит госпожа Михальчук.
Декан факультета иностранной филологии Галина Николайчук имеет сомнения относительно существования коррупции на факультете:
- Я далека от мысли, что на факультете нужно учиться за какие-то деньги. И такого на факультете сто процентов нет, — говорит госпожа Николайчук. По описанной истории, где поток сдавал по 50 гривен преподавательнице, которая не ходила на пары говорит что такое невозможно:
- У нас обратная связь со старостами. Мы каждую среду встречаемся и староста должна сказать, проводятся пары. Вопрос дисциплины — это вопрос номер один. Какие у вас проблемы, срывы были, кто не ходил на пары и так далее Мы систематически вопросы дисциплины и порядка мы держим на старостаті. Я доверяю своим старостам — правда. Мне кажется, что они мне говорят правду.

О том, что кафедра иностранных языков называют одной из самых коррумпированных, говорит:
- Сама кафедра относится к нашего факультета, но я их не имею права контролировать. Потому что они работают на других факультетах, а на этих факультетах есть другие деканы. И мне некорректно вмешиваться на другой факультет и наводить там порядок.
- В моих функциональных обязанностях не написано, что я должен бороться с этими вещами, — говорит Галина Николайчук подытоживая. Борьба с коррупцией на факультете — не ее прафія:
- Я думаю, что нас есть государство, есть власть и органы внутренних дел, которые должны этими вопросами заниматься, они должны делать свою работу, потому что это не моя работа.
Находясь на кафедрах иностранных языков в передвосьмеберезневий день сняли случайное видео студентов с подарками под дверью:

НЕ ЖАЛУЮТСЯ В МИЛИЦИЮ
Органы внутренних дел, судя из ответов на информационный запрос — работой с преподавателями, которые берут взятки не перегружены. Так в период с 2012 по 2014 год в милицию поступило 6 заявлений о вымогательстве в учебных заведениях области. 4 уголовных производства направлено в суд при этом ни одно из них не касается РГГУ. 2 производство закрыто «за отсутствием состава преступления».
Прокуратура отписывает то же самое. При чем в течение 2012-2014 годов обращения и заявления о совершении коррупционных преступлений работниками ВУЗОВ области в прокуратуру не поступало.
ПОЧЕМУ В УНИВЕРСИТЕТЕ СУЩЕСТВУЕТ КОРРУПЦИЯ
- Коррупция в ВУЗАХ вызвана множеством обстоятельств. Наиболее влиятельная причина — спрос на низкокачественное образование и низкокачественную преподавательскую работу, — считает исполнительный директор Центра исследования общества Егор Стадный. — Именно при таких обстоятельствах складывается ситуация, когда одному легче заплатить, чем учиться, а другому легче сидеть на низкой официальной зарплате, но брать взятки.
- Если говорить о коррупции, не связанную с взятками, то здесь причиной является отсутствие заинтересованности коллектива ВУЗА контролировать своих менеджеров — а между прочим все средства для этого сейчас существуют, — считает эксперт. — Коррупция в ВУЗАХ усваивается как способ решения проблемы и затем выпускник, пройдя такую школу, очень вероятно использует взятки дальше по жизни или же начинает сам их брать.
Студенты же называют разные причины, почему, по их мнению, в вузе существует коррупция. Среди них: устаревшая программа (актуальна на 2005 год, как уверен один из пятикурсников), низкий моральный уровень преподавателей и студентов, лень и равнодушие последних.
Одной из наиболее весомых причин, есть ошибка — заключается она в том, что часть студентов приходит в вуз далеко не за знаниями и профессией, а для того чтобы получить диплом или же просто пересидеть. Почему тогда они идут в вуз? Можно предполагать, что их туда «отдают» родители, или же они сами решают вступить под давлением общества, в котором распространено мнение, что «диплом за спиной не носить».
«Потому что в армию заберут; ибо все поступят, а ты нет», — говорят им. Ведь стереотип о том, что после школы надо сразу же «вступить куда-то» до сих пор жив. Никто не обращает внимания, на то, что школа не дает знаний и опыта, необходимых для того, чтобы в семнадцать человек знал кто он есть и чего хочет.
Следствие бессознательного выбора своего будущего — одна из причин отсутствия мотивации учиться.
- Из всех студентов РГГУ, если округлить, пусть это около 11 тысяч (вместе с заочниками — ред.),- рассказывает преподаватель Евгений Франков. — Из них, если 50 человек наберется тех активных, которые будут готовы отстаивать права, то это хорошо.
- Со стороны студентов надо сознательно держать свою гражданскую позицию. Еще когда я учился в вузе, когда я работал в вузе было немало случаев, когда сдавали деньги для того чтобы получить зачет или экзамен. Несколько человек не сдало деньги, но они все ровно не пострадали, потому что они все равно сдали зачет.
- Если это будет массово, то это может изменить ситуацию. То есть если вся группа, весь поток или факультет запротестует, то ректор, декан, преподаватель никак не повлияет на всех, на всю общественность. Поэтому, если это будут единицы, ясно, что они будут иметь сопротивление, но если они смогут как-то довести до умов тех студентов, которые менее активны, что стоит отстаивать свои права…
- Уже не буду говорить о том, что появилось много студентов в вузах случайно.То есть им не место здесь. Общаешься с детьми и видишь, что они не туда попали, в основном это родители говорят: «иди поучишься, будет у тебя работа, у тебя жизнь». А оно замкнутый круг для них создает, — рассказывает преподаватель.
О том, как он преподает физкультуру знает студентка София Сидорук, которая всего один год проучилась в РГГУ, после чего пошла к Киевского национального университета им. Шевченко:
- У нас вел Евгений Франков, девушки пытались ему что-то заплатить, но он вынес это на публику, осудил и заставил всех повиймати те 50 гривен с «заліковок» и сдавать нормативы.
Многочисленные подарки преподавателям в РГГУ девушка называет одной из причин, почему ушла из вуза.
- Самоубийство, когда человека в ВУЗЕ много что не устраивает, а она продолжает там учиться, — говорит она.

Виктория Гайбонюк получила степень бакалавра в РГГУ, в этом году заканчивает учиться на магистерской программе в Украинском католическом университете. Ей трудно сравнивать вузы между собой:
- Уровень взяточничества в РГГУ и УКУ не до сравнения, в УКУ взяточничества нет, действительно. Сначала трудно было поверить. А в РГГУ студенты часто платили за оценки. Еще одно отличие — в УКУ не списывают, преподаватели мотивируют студентов критически мыслить, все анализировать.

- Думаю, одна из ключевых различий между УКУ и РГГУ в ценностях. В УКУ лелеют сообщество, открытость, прозрачность и вместе с тем здоровое лидерство. О ценности РГГУ трудно говорить, — говорит Вика.
Еще одна выпускница РГГУ 2014 года Лиза Кузнецова учится тоже в Украинском католическом университете. Говорит, что в УКУ «речи о какой-то коррупции, несправедливости даже быть не может».
Подробнее о философии УКУ рассказывает директор Международного института этики и проблем современности УКУ Владимир Турчиновський:
- То, что сделало УКУ… Я думаю, это просто свидетельство о том, что даже в таких тяжелых условиях определенные шаги можно сделать и до какого уровня можно дойти. Второй момент: опять же, почему УКУ имеет определенный успех? Потому что здесь удалось создать определенную среду и определенную атмосферу и она становится решающей.

- Это не вопрос каких-то необычных зарплат, это не вопрос какого-то необычного невероятного оборудования или финансирования, это даже не вопрос того, что здесь преподают иностранцы, потому что с остальными здесь не так много иностранцев, это так сказать украинский вуз, где работают украинские граждане. Я думаю ключевым моментом является вопрос атмосферы, а атмосфера вырастает из определенного мировоззрения и определенного отношения к ценностям. И в том смысле УКУ является как маленькая лаборатория, на которую может смотреть вся страна. При условии, что есть укорененность в ценностях и желании определенные вещи реализовать, так сказать, — можно двигаться вперед, — заключает директор института этики.
Марьяна Мазурак также студентка УКУ, однако она не училась в РГГУ, зато получила бакалавра в Национальном университете «Киево-Могилянская академия». За тем степень магистра Марьяна получила во Львовской национальной академии имени Франко и только там она слышала о коррупции, но не видела ее:
- Ни в ЗАЯВЛЕНИИ, ни в Могилянке с коррупцией не сталкивалась. Оба университеты ориентированы на развитие и на результат. Это предполагает определенную ценностную основу — честность и ответственность. А они в свою очередь исключают возможность давать взятку. Могилянку и УКУ создали единомышленники, энтузиасты, люди с положительным опытом науки — поэтому у них и получается все. Они создают среду, а не крупные заводы воспроизведение знаний, — уверена Марьяна.
- Могилянка с самого начала была создана как исключительная организация, которая имела определенные ценности и организацию отличную от тогдашней Украины, — рассказывает преподаватель Факультета правовых наук НаУКМА Сергей Петухов. — Не имея обременительного багажа «советизации» и устаревшего мышления она изначально не имела формализма, конформизма и коррупции. А когда нет среды толерантного к коррупции, то и люди в него попадают, ведут себя соответственно. Сегодня студенты осознанно выбирают Могилянку в частности и за то, что здесь нет коррупции или плагиата.

- Взяточничество в Украине, к сожалению, является неотъемлемой частью современного общества и проявляется на всех уровнях. — продолжает г-н Петухов. — Мы так привыкли и нам так удобно. Нам не нравится когда у нас вымогают взятку, но мы с удовольствием получим водительское удостоверение без экзамена или устроим своих детей в престижный вуз в обход общих правил. Готово ли украинское общество избавиться от этого паразита? Покажет время!
- Как сломать систему в других вузах Украины я не знаю. Думаю, должны прийти в руководство с совершенно другим мировоззрением и видением, иметь желание кардинально изменить систему управления своим университетом. Также студенты должны осознать, что купленные оценки и дипломы им ничего не дадут в жизни, ведь только настоящие знания и навыки нужны в реальной жизни, -подытоживает Сергей Петухов.
Проследить общее в рассказах не сложно. Особенностью упомянутых университетов, где о коррупции даже не думают, — есть ценности, вокруг которых создается среда благоприятная для развития студента, а не для развития коррупции. Ценности просто вынуждены исповедовать студенты и преподаватели, ведь как иначе?
В РГГУ с коррупцией борются следующим образом. Среди студентов и преподавателей проводится разъяснительная работа согласно Закона Украины «О принципах предотвращения и противодействия коррупции». Об этом говорится в ответе на запрос, об этом же рассказывал ректор РГГУ Руслан Постоловский.

Действенна ли такая борьба с коррупцией? Преподаватель Евгений Франков, отвечая на этот вопрос, говорит, что это просто декларация и не более. Действенность ее иллюстрируется первокурсниками, которые рассказывают о «зачет по грибы», а также студентами, которые в прошлом году «походили на ДЕК».

В ответе на запрос говорится, будто в течение 2012-2014 годов заявлений о взяточничество или вымогательство денежных средств не поступало. Однако это не так, ведь в июне прошлого года студенты открыто свидетельствовали о поборах и писали заявления адресованы руководству вуза, где кроме речь шла, в частности, и о взяточничестве.
Тогда студентка Анастісія Кутепова сняли декана факультета музыкального искусства Станислава Дымченко на месте попойки. После этого декана уволили с должности, но лишь под давлением студентов, общественности и освещение этого инцидента в СМИ.
Также студенты этого факультета открыто заявляли о коррупции и злоупотреблениях.
Во время опроса студенты факультета музыкального искусства рассказали, что сейчас коррупции нет, в отличие от времени, когда декан Дымченко был на посту. Оказывается от руководителя подразделения напрямую зависит, взяточничество на факультете.
Ответственность за участие в коррупции, за ее существование бесспорно лежит на всех участниках. На студентах, преподавателях, руководству, и даже тех, кто молчит зная о ситуации. Однако, как говорилось выше, правила игры диктует не студент, а преподаватель. То же, как ведут себя преподаватели зависит от политики руководства.

Можно предполагать, что исполняющий обязанности ректора РГГУ Руслан Постоловский знает о ситуации, но ничего не делает потому что ему безразлично, или же ему выгодно то, что происходит. В противном случае руководство даже не знает о ситуации. Неизвестно какой из вариантов хуже.
Добиться ответов Руслана Постоловского на вопросы, которые возникли, — не удалось. Ректор отказался отвечать:
- …выборы (выборы ректора РГГУ должны состояться 19 марта — ред.) пройдут, тогда будем говорить. Все. До свидания, — говорит господин Постоловский при попытке журналиста получить ответы по телефону.
Опросив более тридцати студентов удалось услышать фамилии 40 преподавателей, которые принимали или принимают. По некоторым из фамилий есть истории, которые можно проверить опросив полностью группы студентов.
Признав проблему взяточничества и проведя всеобъемлюще опроса студентов, можно было бы сделать первый шаг на пути к качественному образованию и отсеять взяточников.
Сейчас Ровенское агентство журналистских расследований передает всю собранную информацию в милицию и Министерство образования и науки Украины. Скоро также читайте о антикоррупционную проверку другого ровенского государственного вуза.
Дмитрий Бондарь,
ИА «Ровенское агентство журналистских расследований»
специально для «CorruptUA.org»


Loading...
Loading...