Властям нужно повысить точность и оперативность работы пресс-служб

23/3/2015 08:21
Властям нужно повысить точность и оперативность работы пресс-служб
Новости
0

С началом российской агрессии украинские и мировые сми столкнулись с беспрецедентным потоком русской пропаганды, которая дегуманизирует украинцев и разжигает язык вражды.
Как противостоять языке вражды через пропаганду? Где лежит граница между языком вражды и свободой слова?
Какова должна быть роль государства в противостоянии российской пропаганде?
Это вопросы очень непростые, и дискуссия в Украине начинается только год спустя, как Россия проявила свою агрессию в отношении Украины.
Медиаэксперт Оксана Романюк убеждена, что украинская власть власть сама играет на руку российской пропаганде, потому что она не наладила эффективную коммуникацию с западными журналистами.

Оксана Романюк: Вы знаете, я поинтересовалась, а как в западной прессе со hate speech (язык вражды — “Нет коррупции!”), как там освещаются события в Украине? И заметила, что там очень много цитат, информации от противоположной стороны — от сепаратистов, но не хватает цитат и информации из Украины.
Да, есть дисбаланс, есть вопросы к журналистских стандартов международных СМИ. Но так происходит, потому что журналистам проще приехать в Донецк и записать там 350 пророссийских сепаратистов, чем пройти три кордона, чтобы попасть в зону АТО, добыть информацию из министерства обороны или взять комментарий у украинского чиновника. Это недопустимо. С этим надо что-то делать.
Можно создать десять каналов, которые будут вещать на английском языке про Украину. Но их не будет смотреть западная аудитория. Они будут смотреть свои СМИ, в которых они исчезли. Так же как в Донецкой или Луганской области люди не доверяли СМИ из Киева или из Москвы. Они доверяли своим местным маленьким газетам, которые говорили на их языке.
Соответственно нужно коммуницировать с международными СМИ украинской власти. Вы посмотрите на российских дипломатов, атташе за границей. Они ходят на все конференции, дают комментарии. Украинских там почему-то нет. МИД должен активно кооперироваться, співпрацюватись с сетью хотя бы Євромайданів, которые организуют выставки.
Должен быть украинский продукт, открытость, прозрачность, коммуникация. Как это сделать? Почему бы не пригласить международные зарубежные ведущие СМИ открывать корпункты в Украине? Так традиционно получилось, что они имели корпункты в Москве и освещали все постсоветское пространство, сидя в Москве. Они думают, что приезжая из Москвы на 2-3 дня в Донецк, потом вернувшись в Москву, они качественно освещают ситуацию. Но на самом деле это не так. Потому что ситуация и контекст влияет. Власти нужно очень серьезно обратить внимание на этот момент. Повысить качество коммуникации.
Мы выдаем бронежилеты как украинским, так и зарубежным журналистам. И нас много иностранных журналистов спрашивают: “Как это так! Я звоню после 18.00 пресс-секретарю чиновника, а он не берет трубку. Как это так может быть?” Действительно, с точностью и оперативностью у нас проблемы.
Почему после обстрела Мариуполя официальная информация с украинской стороны появилась более чем через десять часов, когда российская сторона уже выдала три версии, не говоря о мегапотік версий в соцсетях и большого количества конспиративных теорий. На то время, когда появилась украинская версия, она была уже не актуальной. Ей уже не поверили.
Относительно внутренней коммуникации. У нас каждые две недели кто-то подает законопроект в парламенте, чтобы ввести украинскую пропаганду, все запретить или ограничить с мнением, что тогда будет нам счастье. Или хотят экстраполировать опыт России на Украину. Но он здесь не сработает, потому что у нас был Майдан. У нас 20% населения — волонтеры.
Во-первых, пропаганда работает в патриархальном обществе, где люди не хотят брать ответственность на себя, где хотят простых решений, ибо пропаганда делит мир на черное и белое. А у нас люди ищут відпвіді. И, во — вторых, у нас СМИ постоянно критикуют власть. Постоянно.
В России такой традиции нет. В России, мне кажется, для россиян ситуация с Украиной, о которой они могут писать все, что угодно, — это такая отдушина. Наконец они могут проявлять свою фантазию, чего не делают в стране с темниками.
У нас такого нет. У нас СМИ принадлежат разным владельцам. У нас постоянно критикуют власть, и замовчуння какого-то факта или ограничения в Украине будет иметь два последствия: 1) падение доверия к власти, к СМИ, что будет иметь катастрофические последствия в социально-экономическом плане и политическом; 2) рост конспирологических теорий, которые будут подрывать саму систему. Это те два последствия, которые власть должна осознать.
Властям нужно повысить точность и оперативность работы пресс-служб, открытость ключевых структур, которые сейчас связаны с АТО. Это СБУ, Министерство обороны, Министерство внутренних дел, СНБО. Это должна быть приоритетная задача. Я согласен с экспертом Совета Европы Ад ван Луном, который сказал, что нам нужно учитывать опыт Батійських стран, которые сейчас сталкиваются с теми же проблемами российской пропаганды. Нам надо с ними как-то общаться, обсуждать, искать совместные решения.
Перед международными журналистскими организациями стоит очень большой вызов переоценки свободы слова. Если раньше, еще 10 лет назад, свобода слова воспринималась как тиражирование любой информации, то сейчас должна выйти на первый план тщательная проверка фактов. Должно получиться соблюдения журналистских этических и профессиональных стандартов. Я думаю, что это вызов, который мы в этом году начнем обсуждать.
Это очень важно, чтобы мы защищали свободу слова не просто потому, что человек имеет журналистское удостоверение. Мы должны повышать качество информации, бороться за журналистские стандарты. Но это должно идти исключительно со стороны журналистского сообщества. Это должно быть исключительно саморегуляция. Никоим образом государство не может быть и не должно быть до этого касательная.
В Крыму только 30% полуострова было покрыто Интернетом. В Восточных регионах Украины до 40%. Это недопустимо. Нужно сфокусироваться на тех регионах, которые могут попасть под оккупацию, и пытаться там развить инфраструктуру с тем, чтобы они не были отрезаны от коммуникации, если, скажем, они попадут под оккупацию.
Так же нужно поддерживать местные источники информации, потому что в них просто больше доверия, чем к централизованных СМИ. По крайней мере до того времени, пока в Украине не появится общественное вещание, на которое мы все надеемся, и которое будет как источник информации независимым от политиков и государства.
Николай Мирный, для “Нет коррупции!”


Loading...
Loading...